people capital

Тренды распределения человеческого капитала

Как распределяется человеческий капитал на глобальном уровне? Какие модели используют разные страны для его привлечения и развития  внутри своей страны? В этой статье вы узнаете о том, изменятся ли центры распределения человеческого капитала в ближайшем будущем. А также вам станет известно, действия каких факторов сформируют новые модели управления движением человеческого капитала к 2030-2050 гг., и какова роль Украины в его распределении на глобальной карте мире.

 Шелковый путь: от производства – к созданию

Существуют закономерности распределения человеческого капитала в мире. На глобальном уровне можно проследить, какие его модели управления движением  реализуются в разных странах и регионах. Так, Китай перестал быть центром дешевой рабочей силы, хотя еще 10-20 лет тому назад глобальные корпорации со всего мира переносили туда свое производство. Это касалось не только производителей дешевых товаров массового потребления – 90% дорогой итальянской обуви выпускалось в Китае.

Ряд luxury-брендов также имеют там свои производства  – это Prada, Armani, Burberry, Marc Jacobs, D&G и др. По данным Euromonitor International, уровень почасовой оплаты в производственном секторе Китая составил $3,6 в час в 2016 г. Этот показатель выше, чем в Мексике и Бразилии, и приближается к уровню оплаты в Греции и Португалии. В 2017 г. средняя заработная плата в КНР составляла $850, в частности, в Шанхае – $1050, а в сельской местности – $450. Китай соблюдал мировые стандарты патентного права, и поставил перед собой цель через 5-7 лет стать страной invented/designed in China и перестать быть страной Made in China. Это означает, что Китай не хочет быть страной, производящей дорогие и качественные товары, а стремится быть таковой, которая их создает. Такое желание приведет к кардинальным изменениям движения и распределения человеческого капитала во всем мире.

Потенциал восточных стран

По данным ООН, к 2050 г. Китай столкнется с проблемой дефицита рабочей силы в связи с сокращением трудоспособного населения на 212 млн человек, поскольку ни одна страна в мире не может заменить его самостоятельно  по объемам производства. Нишу, которую занимал Китай на глобальном рынке распределения рабочей силы, разделят между собой 16 стран: Мексика, Никарагуа, Доминиканская Республика, Перу, Эфиопия, Уганда, Танзания, Кения, Шри-Ланка, Бангладеш, Мьянма, Лаос, Вьетнам, Камбоджа, Филиппины и Индонезия.

Сегодня Индия стала одним из ключевых центров IТ-аутсорса, а также центров обслуживания клиентов – это кол-центры, онлайн-поддержка клиентов. А одним из основных экономических центров страны является город Бангалор в штате Карнатака. Там как уже созданы крупнейшие кластеры – Electronics City и Whitefield, так и развиваются многие другие: Inner Ring Road, Outer Ring Road, Bagmane.

В ОАЭ около 89% высококвалифицированного персонала – это экспаты, что сформировало возможности для реализации лучших бизнес-практик и подготовки среднего и высшего звена для глобальных корпораций. Заработная плата офисных сотрудников начинается от $1,5 тыс. в месяц. При этом, согласно данным за 2017 г., средняя зарплата экспатов – $6,8-24,5 тыс. в месяц, а на руководящих должностях – $32,6-40,8 тыс. Это создает привлекательные кратко-и среднесрочные трудовые контракты в  стране.

Страны Юго-Восточной Азии выбрали другие модели. К примеру, одним из основных факторов стремительного развития Сингапура являются программы по обучению молодых людей в лучших западных университетах мира. После получения диплома выпускники возвращаются в страну, где не менее 5 лет отрабатывают на госслужбе. Это, безусловно,  способствует формированию профессиональной госслужбы в Сингапуре, а также подготовке высококвалифицированного персонала для бизнеса.

Как привлечь квалифицированный персонал

Страны Восточной Европы – основные доноры высококвалифицированной рабочей силы. Европа, Великобритания, США, Канада привлекают специалистов со всего мира через грантовые программы  на обучение, исследование,  создавая благоприятные  условия для работы внутри этих стран.

 Сегодня есть страны и регионы, которые выбрали подход формирования привлекательности для ведения бизнеса. ТОП-20 стран для ведения бизнеса в 2017 г., по версии Forbes: Швеция, Новая Зеландия, Гонконг, Ирландия, Великобритания, Дания, Нидерланды, Финляндия, Норвегия, Канада, Австралия, Сингапур, Эстония, Люксембург, Литва, Швейцария, Бельгия, Тайвань, Португалия и Словения. Благоприятные условия работы привлекают в эти страны как высококвалифицированный персонал, так и предпринимателей со всего мира.

Миграционные риски

На международном экономическом форуме в Давосе в 2018 г. обсуждались вопросы миграции населения. Сегодня риски от миграционных процессов, которые происходят в мире, имеют ряд новых характеристик. Так, американский географ Уильбур Зелинский еще в 70-х гг. XX ст. писал о более широком понятии – «переходе в мобильность» ( mobility transition). Речь идет не только о перемещениях населения на другие территории, то есть в географическом пространстве, но и о миграции в социальном пространстве – смене профессионального, социального, гражданского статуса. Это привело к формированию миграции иного типа, когда программист из Украины, проживая в Таиланде, работает для канадской компании. Или когда американские компании открывают удаленные офисы продаж в Украине.

Не менее острым является риск стремительного роста численности населения Африки с 1990 по 2015 гг. При этом показатели по Европе почти не изменились, а численность населения Азии выросла на 37%, Латинской Америки – на 42%, Африки – на 88%.

Миграционные риски в текущем промежутке времени недооцениваются, особенно в Украине. Речь идет не только о контроле миграционных потоков со страны, но и о создании комплексной концепции управления и развития человеческого капитала Украины, которая на сегодняшний день отсутствует.

Кто останется работать в Украине

Каждый работодатель в нашей стране ощущает дефицит необходимого количества и качества персонала. Сегодня в соседней Польше работают около 2 млн украинцев, и представители польского правительства официально заявляют, что готовы принять еще несколько миллионов трудовых мигрантов с Украины, что, в том числе, отражено в стратегии Польши до 2030 г. Не менее активную политику по привлечению трудовых мигрантов с Украины ведут  Эстония, Венгрия, Израиль. Украинцы уезжают работать в разные страны – от Новой Зеландии до Латинской Америки. Также параллельно с ростом оттока рабочей силы с Украины наблюдаем рост удаленной занятости нашего населения. При этом  для других стран удаленные команды работают не для Украины, а для глобального рынка.

Каждая компания, желающая работать в Украине в ближайшие 10-15 лет, уже сегодня обязана переосмыслить существующую стратегию управления персоналом и талант-менеджмента. Речь идет о пересмотре  имеющихся организационных моделей, формировании новых и переходе к возможности обеспечить в любой момент нужное количество и качество персонала. Это возможно осуществить через формирование пула аутсорсинговых компаний и фрилансеров, с которыми компания может работать на постоянной или проектной основе, а также через трансформацию существующих команд в более гибкие, которые отвечают запросам компании и могут работать в режиме 24/7.

Другие страны и глобальный бизнес ищут модели, при которых можно получить выгоды от трудовой миграции и минимизировать риски. Украине на этом пути необходимо сформировать как можно быстрее свою очень четкую трудовую политику, тем самым очертив свое место на глобальной карте распределения трудовой рабочей силы. А украинский бизнес, способный создавать новые бизнес-модели, обязан внедрять облачные команды и управленческие инновации. Такие решения обеспечат его рост и процветание в будущем, тем самым будут развивать и удерживать человеческий капитал внутри страны.

Жанна Балабанюк, CEO консалтинговой компании R&C Kyiv Group LLC, PhD in HRM