IMG_7947

Страна с постоянно растущим потенциалом

Анатолий Амелин покинул пост в Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку 2 года тому назад. На данный момент он является руководителем экономических программ Института будущего Украины и основателем аналитического центра Amelin Strategy. Кроме того, бывший чиновник возглавляет координационный совет ассоциации «Аспен Украина» и инвестирует в развитие украинской науки. В интервью для Strategic Business Review Анатолий Амелин поделился своим видением будущего украинский экономики, перечислил, в каких реформах страна нуждается прежде всего, назвал причины, почему Украина является малопривлекательной для иностранных инвесторов и рассказал, что нужно делать, чтобы изменить ситуацию.

 

Анатолий, эксперты отмечают, что украинская экономика уже достигла дна, и пошел небольшой рост. Какие показатели являются подтверждением этого?

То, что наша экономика достигла дна, говорят последние три года, а это дно все глубже и глубже. Но, если говорить серьезно, то действительно в этом году заметны несколько неплохих макроэкономических индикаторов, которые дают надежду на разворот тренда.

По итогам І полугодия заметна небольшая положительная динамика в стабилизации валютного курса и платежного баланса. Банковская система впервые за последние 13 мес. вышла в прибыль (в совокупности всех банков). В Нацбанке идет снижение учетной ставки, также падают процентные ставки, по которым банки кредитуют бизнес. Появились предложения про кредитование по 18% (а было 25-30%). Это неплохой индикатор, потому что стоимость денег напрямую влияет на способность бизнеса увеличивать свой оборотный капитал, инвестировать и т.д.

Хорошим показателем является и открытие компаниями новых вакансий. Много моих друзей, партнеров, клиентов формируют новые команды для проектов, которые запускают. Это – еще один косвенный положительный индикатор роста уверенности бизнеса в завтрашнем дне. К сожалению, в Украине его никто не отслеживает. А в Америке, например, одним из ключевых является индикатор деловых ожиданий.

В каких экономических реформах страна нуждается прежде всего?

Задачей всех реформ должно быть повышение качества жизни граждан Украины, которое напрямую зависит от состояния экономики. Есть 4 фактора, которые влияют на рост экономики. Это – внутренние и внешние инвестиции, потребление, чистый экспорт (положительное сальдо разницы импорта и экспорта) и государственные расходы.

С начала года в Украину было привлечено более $2,5 млрд иностранных инвестиций. До конца года сумма может приблизиться к $3 млрд. Так, с небольшой инвестицией в IT-компанию зашел Джордж Сорос. Сам факт прихода инвестора с таким громким именем привлекает внимание к Украине других инвесторов. Скажу очень грубо, но глобальные инвесторы действуют как стадо. То есть, один побежал, все остальные обратили на это внимание и тоже побежали. Никто не хочет быть первым.

Если говорить о ключевых реформах, они должны строиться в рамках конкретных целей и задач. У нас, к сожалению, нет единого системного документа, который бы прописывал детально, в чем заключается стратегия украинской экономики. Есть отдельные идеи, озвученные индикаторы, но целостной стратегии реформ, в рамках которой сшивались бы секторальные стратегии, нет. А ведь она является тем фактором, который создает возможности и для реализации ряда других важных реформ, например, в социальной и гуманитарной политике.

Те цели, которые озвучивают внешние доноры, и от которых Украина зависит, не являются для нашей страны перспективными. Например, МВФ и другие доноры-консультанты оценивают перспективы роста нашей экономки, в среднем, в 2,5 % в год. Звучит неплохо. Но, с учетом того, что Украина со $188 млрд в 2008 г. опустились до $89 млрд в 2015 г., это крайне мало. Если экономика будет расти на 2,5% в год, то в 2025 г. Украина будет иметь ВВП примерно $125 млрд, что оставит ее в хвосте Европы. Польша, которая начинала в 1991 г. с показателя ниже, чем у Украины, сегодня имеет ВВП больше нашей страны в пять раз. Этого удалось достичь благодаря огромному объему привлеченных инвестиций.

Одна из ключевых реформ, которая должна быть у нас, – это стратегия привлечения инвестиций в экономику страны. Ukrainian Institute of Future проводил исследование, какой объем инвестиций нужен Украине в ближайшие 15 лет. Сумма только внешних инвестиций превышает $270 млрд. А внутренние – играют также большую роль в формировании экономической политики страны. В среднем, внешние инвестиции по отношению к внутренним составляют 30%. Соответственно, в украинскую экономику необходимо привлечь свыше $700 млрд, но подобную задачу никто пока не ставит.

IMG_7973

Украине в ближайшее время реально достичь уровня Польши?

В прошлом году проводилось исследование, может ли экономика Украины в 2030 г. иметь размер номинального ВВП $1 трлн. Напомню, до кризиса он составлял $188 млрд. Т.е. Украине нужно вырасти с сегодняшнего показателя в $89 млрд более чем в 12 раз за 15 лет. В мире существуют не менее 10 успешных кейсов, где странам это удавалось. Рекордсменом была Южная Корея, которая выросла за двенадцатилетний период в 22 раза благодаря инвестициям.

Размер номинального ВВП Польши перед вступлением в Евросоюз составлял около $150 млрд. На данный момент – $500 млрд. Т.е. ВВП за время независимости вырос более, чем на $350 млрд. За счет чего? В экономику зашло около €100 млрд помощи, а не кредитов, которые нужно отдавать, и более €200 млрд инвестиций. Деньги, которые привлекает экономика, являются ключевым движущим фактором для развития.

Чтобы привлечь инвестиции, нужно провести соответствующие реформы. Какие? Те, что дадут ответ на вопрос инвесторов, почему они должны прийти в Украину, а не в Польшу, Болгарию или в Китай. К сожалению, такого ответа сейчас нет. Мне нравится фраза: «Украина – страна постоянно растущего потенциала». Сколько можно наращивать потенциал и не наращивать экономику?

Что мешает иностранным инвесторам сегодня прийти в Украину?

Первое, что они изучают, помимо налогового поля, защищает ли законодательство инвестиции. Украина имеет большую историю рейдерских захватов, в стране отсутствует эффективная система защиты права собственности, нет правовой системы, при которой все равны перед законом, – это пугает инвесторов. На фоне этого высокие маржинальность и доходность от вложенных денег не станут достаточным компенсатором для риска. Поэтому защита прав бизнеса и частной собственности – задача номер один.

Второе – вход должен быть комфортным. Например, в Армении граждане могут инвестировать за границу без ограничений. Если же украинец захочет инвестировать в другую страну, будь то покупка недвижимости или предприятия, ему придется получать лицензию Нацбанка. Насколько я знаю, за последний год ни одной не было выдано.

Свободный переток капитала является одним из ключевых маркеров свободы экономики. А в нашей стране еще в этом году действовали ограничения на выплату дивидендов. В итоге, большая часть иностранных компаний, которые присутствуют в Украине, пересмотрела свои инвестиционные планы: зачем инвестировать, если нельзя забрать прибыль?

В Украине, к сожалению, создали такую матрицу для инвестора: сюда не ходи, потому что «за инвестиции больно бьют по рукам», и если не налоговая, так рейдеры, если не рейдеры, то Нацбанк. И страна с постоянно растущим потенциалом превращается в страну, с которой никто не хочет иметь дела.

Третье – налоговая политика. Несмотря на неплохие изменения в налогообложении физлиц, сама система налогов, их регулирование до сих пор являются системой «кошмаринга» бизнеса, что не дает нормально работать. Украина не входит в топ-50 комфортных стран для открытия бизнеса. Поэтому система работы с бизнесом должна меняться.

Тем не менее, иностранные инвесторы к нам заходят. Кто они, и какие отрасли их интересуют?

Близость границ и дешевая стоимость рабочей силы привлекают инвесторов. В Западной Украине построены уже с десяток заводов, которые производят оборудование, комплектующие для европейской промышленности. Например, зашел японский инвестор: компания Fujikura строит два завода по производству компонентов для автомобилей во Львовской области.

Но, к сожалению, в нашей стране осталось малое количество иностранных компаний. Пару лет назад из нее «выдавили» практически все крупные мировые нефтегазовые компании, которые готовы были инвестировать миллиарды долларов.

Украина зависима от импорта энергоресурсов: покупает газ, бензин, нефть. Даже ­– ядерное топливо, при этом занимает 1 место в Европе по запасам урановых руд. Но из них ядерное топливо не производит, а ежегодно покупает его, в среднем, на $600 млн. Строительство завода эксперты оценивают в ту же сумму. Не глупо ли это?

По оценкам, Украина занимает третье место в Европе по запасам природного газа. Но практически не инвестирует в его добычу, а продолжает импортировать. Только в этом году «Нефтегаз», «Укргаздобыча», Минтопэнерго, Минэкологии совершили ряд правильных шагов, которые позволили увеличить активность в этом направлении. Но все происходит очень медленно.

Практически все иностранные и даже национальные газодобывающие компании после повышения ставок рентных платежей в 2015 г. свернули инвестпрограммы. Это поняли слишком поздно, в итоге, началась работа по снижению ставок и упрощению процедур, но положительный эффект будет заметен только ближе к концу 2017 г.

Украина нуждается в инвестициях в инфраструктуру. Качество жизни людей имеет к этому самое прямое отношение. Интересный кейс по азиатским странам. Один доллар инвестиции только в транспортную инфраструктуру там создает в среднем $2-3 прироста ВВП. Соответственно, привлечение $40 млрд в транспортную инфраструктуру, которые Украине критически нужны, дает рост ВВП примерно на $80-120 млрд, что удваивает его в течение нескольких лет.

IMG_7978

Что еще для Украины может быть перспективным?

Это – агросектор: в Украине более 36 млн га пахотной земли. Наша страна занимает лидирующую позицию в мире по экспорту зерна, но по экспорту муки – 5-е или 6-е место. Не логично ли усилить переработку зерна и производить мучные изделия на экспорт? То же касается мяса и других видов продукции. В Европе сейчас тренд на экологически чистую агропродукцию. Украина может ее производить, упаковывать и дорого продавать.

Кроме того, необходимо отменить мораторий на продажу земли. Фермеры ее могут арендовать, но взять кредит в банке под залог земли не могут. Если отменить этот запрет, массовой скупки не произойдет. Например, в России после отмены моратория по общему фонду земли – всего лишь 4% сделок. Если же кто-то захочет купить землю, это поднимет ее стоимость. По моим оценкам, в течение 10 лет с момента снятия моратория стоимость гектара земли вырастет с $1 тыс. до $10 тыс. Таким образом, ее капитализация превысит $300 млрд. Это тоже один из секторов, куда придут инвесторы.

Новые технологии: чтобы в Украине не было развито только офшорное программирование, где сотни тысяч ITшников пишут коды для крупных софтовых компаний, необходимо развивать R&D центры. Украинцы – достаточно образованная нация, многие научные сотрудники уехали работать за границу. Но по тому же пути шли в Китае. Миллионы китайцев разъехались в разные страны, делали там карьеру, но, по состоянию на сегодняшний день, Китай построил самые современные научно-исследовательские центры в мире и вернул обратно своих ученых. И украинцы вернутся в свою страну с международной сетью контактов, Украина получит совершенно другой формат науки, нужно только создать для этого условия.

Каким вы видите экономическое будущее Украины через 5 лет?

Это зависит от того, будут ли в Украину приходить инвестиции. Если наша страна будет развиваться в той модели, которая действует сейчас (стабильная валюта, отсутствие политических кризисов и стабилизация ситуации на востоке Украины), то национальный бизнес будет потихонечку развиваться. Страна получит 2-2,5% роста ВВП. Это будет медленный скучный подъем, который будет сохранять Украину в статусе сырьевого придатка глобальных игроков, и жизнь не станет лучше, к сожалению, но станет немного веселее.

Если же будут проведены реформы, позволяющие привлечь в Украину значительные инвестиции, то экономика будет расти очень быстро. Будут строиться новые производства, будет развиваться логистическая инфраструктура. Например, сейчас поднимается вопрос о концессии украинских портов. Сюда могут зайти международные операторы, например, китайцы. Если они войдут, то Украина может стать частью логистической транзитной линии так называемого Шелкового пути, которая связывает Восток и Запад. Вопрос, хочет ли этого Украина? Что для этого она сделает?

Если у нас будет развиваться логистическая структура, будет усиливаться транзит, то это создаст сопутствующие сервисы и рабочие места. В Украине поэтапно будет развиваться производство продукции, которая будет продаваться на север, на юг, на запад, на восток. Но первично нужно сделать логистический хаб. Это должно быть частью государственной политики. К сожалению, пока нет конкретных действий в этом направлении.

Реализуемый транзитный потенциал создаст возможность для переноса в Украину производств из Европы, где более высокая стоимость рабочей силы и энергоресурсов, и Востока, откуда очень дорогая логистика к основным европейским рынкам.

Если будет реализовываться стратегия энергетической независимости, то это привлечет дополнительно около $20 млрд в ближайшие пять лет и придаст нашей стране совершенно иной геополитический статус в Европе.

Есть ли будущее у украинского фондового рынка?

В далекой перспективе есть. В ближайшие лет 5 я этого не вижу. В Украине нет фондового рынка, давайте прямо называть вещи своими именами. Чтобы понять это, достаточно ответить на вопрос, смогу ли я, создавая или развивая бизнес, выйти на фондовый рынок и привлечь инвестиции в капитал компании? Конечно, нет.

За всю историю Украины у нас не было ни одного публичного IPO (Initial Public Offering – ред.), было размещение облигаций, зачастую выполнявших техническую задачу. Поэтому классического фондового рынка в Украине нет. Он может появиться, если будет создана абсолютно новая инфраструктура для привлечения инвестиций, например, в стартапы.

Сейчас, чтобы стартаперу привлечь инвестиции, нужно прийти в комиссию, заявить проспект эмиссии, выйти на биржу – а о нем никто ничего не знает. Это настолько сложно, дорого и долго, что никто этого не будет делать. Более того, большая часть украинских hi tech-стартапов имеет прописку в штате Делавэр в Америке, и это отлично воспринимают инвесторы с разных юрисдикций.

Если в Украине создать платформу, где, в том числе, украинские компании, пусть даже с делавэрской пропиской, смогут привлекать украинские инвестиции (по разным оценкам в нашей стране сбережения составляют от $40 млрд до $100 млрд), то можно создать внутреннюю базу для развития экономики. Я бы с удовольствием инвестировал в украинские стартапы, но опять-таки Нацбанк под каждую транзакцию требует ими же выдаваемую лицензию.

Никто, к сожалению, еще в этом направлении не работает. Пока не будет создана простая система для привлечения инвестиций в молодые, современные, высокотехнологичные компании, фондовый рынок не появится.

Есть ли вероятность достигнуть уровня Московской межбанковской валютной биржи?

Размеры российской и украинской экономик отличаются, а фондовый рынок имеет с ней прямую корреляцию. И россияне сделали несколько правильных шагов, которые, к сожалению, украинцы пока упустили. Во-первых, у них есть стратегии, как развития экономики в целом, так и отдельных секторов. У них разработана стратегия создания национального финансового сектора, и государство оказывает максимальную поддержку для того, чтобы национальный фондовый рынок развивался. В Украине, к сожалению, за всю историю функционирования фондового рынка государство никогда не обращало на него внимания как на источник развития экономики.

Работали ли вы на Нью-Йоркской фондовой бирже?

Нет. Украинское законодательство запрещает мне как гражданину Украины без лицензии Национального банка торговать иностранными ценными бумагами. На покупку каждой ценной бумаги нужно получать отдельную лицензию сроком, примерно, на месяц. Я получал эти лицензии в 2001 г. для клиентов, которые инвестировали за пределы страны. В то время это были первые шесть лицензий, которые выдавались Украиной.

IMG_7972

Есть ли возможность создать в Украине хеджфонды?

В стране нет инструментария, достаточного для хеджфонда. Хеджфонд – это инструмент защиты инвестиции путем снижения рисков. Так как украинская валюта не является стабильной, а экономика в Украине эспортоориентирована, то критически важным является вопрос создания валютного хеджирования.

Инструмент этот – эффективный, но, к сожалению, отсутствует в стране. Речь идет не о хеджфонде, а об инструменте хеджирования. Хеджфонд же появляется там, где развит фондовый рынок, есть институты совместного инвестирования, где развита накопительная пенсионная система, которой в Украине нет. Откуда же ему появиться?

Какие ваши профессиональные цели на ближайшее время?

Выражение «профессиональные цели» мне не очень нравится. У меня есть личные цели, потому что профессия – это часть меня. Личные цели – это развитие бизнес-проектов, над которыми я сегодня работаю, на которые потратил несколько лет своей жизни и верю в их успех. У меня есть ряд общественных проектов, которым я уделяю достаточно большое внимание. Одна из моих задач это – поддержка Аспен Института Киева, созданного в этом году. Он через себя как фильтр пропускает самых достойных украинских людей, которые неравнодушно относятся к будущему страны.

Вторая важная задача – развитие Института будущего Украины, где я являюсь соучредителем и отвечаю за развитие экономических программ. Для меня это очень важно, потому что, занимаясь бизнесом, я понимаю, что он не может активно развиваться, пока не будет создан необходимый бизнес-климат. А институт – это классический Think Tank, аналитический центр, который готовит проекты решений для людей, которые их принимают в нашей стране.

Моей командой проводилось фундаментальное исследование «25 лет независимости Украины: экономические итоги». Согласно нему, за годы независимости страны качество жизни украинцев практически не изменилось. У Украины был рост, но она вернулась к показателям, близким к 1991 г. Соответственно, это ­– 25 потерянных лет. Я не хочу, чтобы следующие 25 лет были потеряны, поэтому моя профессиональная деятельность направлена на то, чтобы изменить мир вокруг себя. Я занимаюсь привлечением инвестиций в украинскую экономику. Я не хочу уезжать, моя цель – остаться в этой стране и создать условия, чтобы в ней было комфортно жить моим детям.

Что бы вы порекомендовали бизнесменам?

Не бояться рисковать, действовать. Украина действительно имеет колоссальный потенциал к росту, надо инвестировать и верить в нее. Делать все, чтобы наша страна росла. Человек становится успешным только тогда, когда он верит в себя и свое дело. Этого я желаю всем предпринимателям, которые делают в Украине свой бизнес.

Материал подготовила Елена Ушакова