33

Еда говорит шепотом, или о том, зачем идти на кухню

Я безумно люблю еду. Люблю ее рассматривать, выбирать, покупать, готовить и особенно угощать. В случае, если эта еда итальянская, у меня наступает настоящий праздник.

По стечению обстоятельств, видимо, в рамках программы «сбычи мечт», меня вдруг пригласили постоять у плиты в хорошем рыбном ресторане на побережье Апулии. Я попала не просто в удивительное место, я попала в команду к потрясающему менеджеру, и буквально за считанные дни мое представление о том, каким должен быть менеджмент, о правилах командной работы полностью изменилось.

Их называют бенедиктинцы

И уже никто не понимает, почему. То ли потому, что знаменитый ресторан Locanda dei Benedettini располагается в бывшей бенедиктинской обители со времен треченто, то ли по имени шефа, которого зовут именно Бенедетто. Бенедетто Вентура – реально существующее воплощение всех мыслимых представлений о шеф-поваре. Это – добрейший, светлейший человек, с большими руками и огромным сердцем. Он выстроил команду-семью, команду, где все в помощь и в радость друг другу.

22

Все делают все

На этой кухне копоративная система кьюбиклов отменяется. Нет жесткой иерархии, но нет и хаоса. Каждый выбирает участок работы, но если вдруг решил, что устал, или стало скучновато, можно поменяться с коллегой. Если какой-то участок работы провисает, то его коллективно отправляются спасать: официант украшает десерт, шеф моет сковородку, а мойщица посуды принимает заказы.

У каждого есть своя зона ответственности, с которой, впрочем, всегда можно поменяться с коллегой и попробовать себя в чем-то еще.

Уровень квалификации каждого члена команды потрясающий, конечно, еще и потому, что подобная ротация позволяет неустанно развиваться играючи. Итальянцы в таких случаях говорят: работают, как поют.

На столах гости часто оставляют салфетки со словами благодарности и милыми рисунками. К бенедиктинцам приезжают из всех окрестных городов, а доля постоянных посетителей превышает 70%. Это при том, что место курортное и туристическое.

А потом наступает самая любимая часть дня, когда уже под утро, после ухода последних гостей и коллективной уборки кухни и залов, кто-нибудь опять встает к печи и готовит по пицце ровно для каждого человека. Все пиццы получаются, как и мы, очень разные. И никто никогда толком не знает, кому какая пицца предназначалась. Просто чудесным образом у тебя на тарелке оказываются куски из разных видов твоих самых любимых видов пиццы. И вот этот ужасно поздний ужин или крайне ранний завтрак вместе после длинного трудного, но и радостного дня – это сама по себе какая-то огромная награда. За столом собирается семья, где все друг о друге искренне заботятся, уважают и по-настоящему помогают друг другу. И все это совершенно не похоже на наши фальшивые тим-билдинги, корпоративы и прочие праздники труда.

44

Здесь и сейчас

Я типичная представительница офисного вида, которая вечно работает в режиме многозадачности, жесточайшей конкуренции и постоянного давления. Пока делаю что-то одно, то почти всегда думаю о другом и планирую третье. На кухне такой подход недопустим. С ножом в руке между открытым огнем слева и кипящим котлом справа ты обязан полностью сосредоточиться только на том, что делаешь в данную минуту. Только на этом и ни на чем другом. И вот это постоянное присутствие в моменте здесь и сейчас, эта каждодневная десятичасовая медитация творит с мозгом чудеса. Буквально через три дня у меня прекратилась бессонница, исчезли беспричинные тревожные мысли, иссякла вообще всяческая холостая ментальная активность. Мир предстал в новом свете, с его бесконечной гармонией и тончайшими взаимосвязями. Каждый раз, утыкаясь носом в пучок травы, разрезая помидор или погружая руки в тесто, я чувствовала неимоверное счастье и знала, что вот сейчас, в эту минуту, происходит что-то самое важное. То, ради чего  вообще стоит жить. «Еда говорит с тобой шепотом, почти неслышно, ты должна быть очень внимательной, чтобы услышать и прочувствовать всю эту магию, – говорил мне Бенедетто, – ты превращаешь плоды земли в пищу для высших существ. Вот такое тебе доверено». И все на свете выигранные питчи, эффи и каннские львы превратились в детские игрушки по сравнению с лично мной испеченной краюхой хлеба.

Радости и будни

На этой кухне вечно царит какое-то невероятное воодушевление. Вероятно потому, что некоторые из моих коллег – люди не совсем обычные. Те, кого принято называть «с ограниченными возможностями». Бенедетто со своей сестрой, талантливейшим педагогом Анной Марией Вентурой, создали программу реабилитации инвалидов.

Это чудо, но одновременно и совершенный запротоколированный медицинский факт – весьма часто люди, вовлекающиеся в процесс, окрыленные данным шансом, настолько погружаются в процесс, что их парализованные части тела начинают включаться и работать.

Они сияющие, они работают, как и мы, тяжело и много, но одновременно легко и радостно. И вот даже побывать в подобной атмосфере «многозалечительно». А уж поработать вместе – огромная честь. Они научили меня управлять своими настроениями, отгонять страхи и сомнения, перешагивать через все мои «не умею» и «невозможно». И вот кто из нас человек с более ограниченными возможностями – это еще очень большой вопрос.

Когда я вернулась в Москву, то шла на работу в свой офис со слезами на глазах – думая о том, что меня сейчас никто не обнимет, не подаст мне чашку кофе и не почистит мне пальто. Едва я вышла из лифта, ко мне подошла в общем-то малознакомая девушка из отдела баинга и сказала: «Как же мы соскучились, дай-ка я тебя обниму. Слушай, а давай с тобой кофе выпьем, я умею уговаривать кофе-машину делать хороший. Ой, у тебя тут ниточка!  Я сейчас щетку принесу…»

Оксана Дикарева, консультант по вопросам стратегии и развития бизнеса