karpilovskiy

У истоков криптоэкономики

Дмитрий Карпиловский – профессиональный инвестор в криптовалюты, эксперт по вопросам маркетинга в сфере экспертных услуг, а также практикующий бизнес-консультант. Прошел путь от программиста до серийного предпринимателя и преподавателя-практика.

Дмитрий получил европейское и американское образование благодаря участию в программе талантов Bell Labs Innovations (США), прошел аккредитацию в торгово-промышленной палате г. Нюрнберг (Германия). Свою квалификацию подтвердил дальнейшей многолетней работой в крупных европейских проектах для Lucent Technologies, Phoenix Group и др. Кроме того, Дмитрий вывел на рынки СНГ компанию Payoneer.

В интервью для Strategic Business Review Дмитрий рассказал о своем видении развития криптовалют в ближайшем будущем и о том, как это глобально повлияет на финансовую систему.

 

Когда впервые узнали про криптовалюты, блокчейн? Какие были первые впечатления?

Я впервые услышал о биткоине как о технологическом решении в 2009 г., но не придал тогда этому большого значения. У меня технологическое образование – по распределенным системам. Подумал, еще одна база данных и «гики» хранят в ней цифровые фантики – элегантное, но не особо эффективное решение, интересное только на фоне краха банковской системы в 2008-2009 гг. А в 2010 г., когда так же случайно узнал больше о майнинге, я погрузился в тему поглубже и узрел явный потенциал. Тогда я серьезно зажегся, вдохновился, стал в каком-то смысле евангелистом криптовалюты. Сегодня я верю в криптоэкономику настолько, что не имею активов и бизнесов, не связанных с криптой, но при этом стараюсь оставаться объективным скептиком, много времени уделяю работе с рисками и инвестирую консервативно – по меркам криптоэкономики.

Какие самые популярные криптовалюты на сегодняшний день?

Монет – великое множество, достойных внимания – десятки. Ключевая валюта на сегодня – биткоин – пионер и бессменный лидер. Технология биткоин умеет только переводить монеты между участниками, но ее широкая распространенность обеспечила ему роль «входной точки» в мир криптовалют и репутацию цифрового золота. Litecoin – чуть менее волатильный и более технологичный управляемый аналог биткоина. Neo и Ethereum – это платформы для смарт-контрактов, но, по факту, используются как платформа для инвестиций в криптостартапы на ранней стадии.

Ripple – монета, придуманная для банков, чтобы им было удобно между собой производить взаиморасчеты. Monero и Zcash делают ставку на анонимность платежей, т.к. биткоин реальной анонимности и сокрытия платежей не дает. И еще есть десятки монет со своими плюсами и недостатками, о которых широкая общественность не говорит, и сотни других видов цифровых активов (т.н. токенов).

Какой у вас опыт инвестирования, майнинга, торговли криптовалютами?

Заниматься майнингом начал в 2010 г. в Германии, а на серьезные обороты и оборудование небольшого датацентра в Украине вышел к середине 2011 г. Также пробовал торговать, но больше всего я верил и уделял внимание осторожному портфельному инвестированию. У меня стратегия широкой диверсификации, я стараюсь захватить все виды активов, которые отражают рост разных секторов, чтобы в целом мой портфель следовал органическому росту, который есть у криптоэкономики.

В итоге, я инвестирую пассивно в криптовалюты, активно – в майнинг (строю с товарищами контейнерный датацентр в Канаде), вхожу в криптостартапы на раннем этапе и доверяю деньги в управление криптофондам. Также обслуживаю спрос на товары и услуги в среде криптоинвесторов, руковожу крупнейшим сообществом криптоинвесторов CryptoNet и вскоре запущу профильное СМИ.

Как проходит вывод средств с виртуальных счетов?

Криптовалюта отправляется на биржу или в специализированный обменный сервис, продается по рыночному курсу и выплачивается в «фиатной валюте». В Украине самая известная биржа kuna.io. Выплату можно получить на карту Приватбанка и т.д. Также в мире появляется все больше криптоматов – терминалов для покупки-продажи криптовалюты. В Киеве недавно тоже установили первые такие терминалы и планируют вскоре установить еще нескольких сотен.

Что такое майнинг, как на этом зарабатывают, и почему это вызывает интерес у различных государственных органов, в частности, СБУ?

Любой децентрализованной сети для существования и поддержания своих функций – а это, в первую очередь, функции контроля целостности, функции внесения новых записей и транзакций, защита сети от атак и манипуляций и т.д. – требуется вычислительная мощность. Чтобы ее получить от участников сети, биткоин и другие криптовалюты вознаграждают участников за их вклад в общее дело. Майнинг – это, по сути, работа системы мотивации и система эмиссии новых монет одновременно. Ты даешь сети вычислительные ресурсы – будь-то процессор видеокарты или специализированный вычислительный модуль, – а сеть тебя благодарит и поощряет монетами, которые имеют подчас довольно высокую рыночную стоимость. Получается убить двух зайцев одним выстрелом – сеть защищена и распределена на сотни тысяч компьютеров по всему миру, участники зарабатывают на этом и заинтересованы в стабильной работе и постоянном росте сети.

Интерес у майнеров, помимо идеологических причин, вызывает, в первую очередь, высокая рентабельность майнинга – инвестиция в оборудование для майнинга иногда может окупаться за считаные дни (в среднем, все же за несколько месяцев) и приносит доход, подчас исчисляемый сотнями процентов годовых. Такие высокие показатели доходности со временем привлекли интерес все более профессиональных майнеров, и «забава» для айтишников превратилась в огромные бизнесы с тысячами сотрудников, целыми заводами для производства оборудования, огромными ангарами и шахтами для установки оборудования и целой экосистемой инвесторов, производителей и поставщиков оборудования, провайдеров услуг и т.д.

Нерегулируемый молодой и дикий рынок с таким уровнем доходности не мог не привлечь внимания СБУ и других органов. Конечно, в таком непрозрачном рынке есть свои «серые схемы» и отдельные «черные овцы», которые используют инструментарий криптовалют не в самых благих целях. Но СБУ интересуют почему-то не они. Майнеры стали лакомым кусочком, в первую очередь, из-за своей высокой рентабельности и незащищенности – ведь майнинговую деятельность можно трактовать весьма своеобразно в условиях отсутствия законодательной базы. Интересам государства или населения майнинг в 99% случаев не угрожает. Но как штука новая и непонятная (и потенциально используемая для обхода валютных регуляций, ухода от налогов и для теневого бизнеса) постоянно присутствует на радаре у компетентных органов. Не могу исключить и коррупционную составляющую, и «погоню за лычками», но конкретные случаи мне не известны.

В чем видите основные причины бурного развития криптовалютного рынка в мире?

Основные причины роста рынка криптовалют изменялись с развитием экосистемы – сначала это были идеалистические, анархические и либертарианские цели, желание иметь свою независимую финансовую систему, лишенную ряда системных проблем классических финансов. Что логично, учитывая возникновение биткоина в разгар ипотечного, финансового и банковского кризиса 2008 г. Именно из этих времен пришла репутация биткоина как средства для обхода запретов, покупки наркотиков и тому подобного.

Потом во главу угла стали возможности по изменению мира, которые могли бы наступить с приходом тотальной финансовой инклюзивности и экономической прозрачности, с появлением хранилищ данных, которые невозможно обмануть, и контрактов, которые невозможно нарушить. Локально криптовалюты уже стали вынужденной заменой банковскому сектору и платежным системам в некоторых бедных странах, а в развитых странах их популярность была обусловлена в основном инновационностью и своеобразным digital only подходом.

Но настоящую революцию криптовалюты сумели совершить именно за счет технологии в своей основе. Они объединяют в одном хранилище фиксацию договоренностей между контрагентами, хождение финансовых транзакций и надежное хранение информации из «офлайн мира». Благодаря таким контрактам мы знаем, кто, кому и что должен сделать, кто, кому и сколько должен заплатить и сколько заплатил по факту, как была выполнена работа. У такого контракта есть встроенная возможность управлять штрафными санкциями и вообще денежными потоками. Выходит, мы попадаем в мир, где больше не нужно доверие между сторонами для ведения экономической деятельности. Больше нет границ и нет посредников, нет бюрократии и коррупции. Вот достижение этой утопической картины стало лейтмотивом развития криптовалют.

А со временем на первое место вышли монетарные интересы. Сейчас главным драйвером популярности криптовалют является их доступность как инвестиционного актива и стремительный рост его рыночной цены. Кому не интересен актив, который способен дать тысячи процентов годовых? И лишь небольшое количество таких инвесторов интересует долгосрочный рост экосистемы и технологическая инновация.

Говорят, криптовалюты любят нарко- и оружейные бароны, так ли это и почему?

Их любимая валюта по понятным причинам американский доллар, и вся криминальная экономика построена на последнем. Но для быстрого и дешевого транзита денег криптовалюты действительно подходят идеально. Быстрая, дешевая, никому неподконтрольная транзакция без риска недоставки платежа – мечта любого дельца. В первую очередь, на слуху, конечно, наркобароны, а не честный бизнес, ибо последнему всегда были доступны банковские сети платежей типа SWIFT или SEPA. Но, почему-то сами крупнейшие в мире банки предпочитают рассчитываться между собой криптовалютами – недавно об этом объявили UBS, Deutsche Bank и еще несколько крупных транснациональных гигантов. В криптовалюты действительно конвертируют черный нал, но, по оценкам, это не более 1% от финансовых потоков в криптовалютах.

Вы считаете текущий рост пузырем или есть видимые причины такого роста?

И то, и другое. Криптовалюты обрастают действительно полезным функционалом и развивают экосистему очень быстро по меркам классического бизнеса. Мы сейчас – в моменте, похожем на тот, когда интернет перестал быть игрушкой ученых и военных и начал с сумасшедшей скоростью обрастать пользовательскими сервисами и полезной инфраструктурой. Но есть и другие факторы роста – закручивание гаек в классической финансовой системе, противодействие государств хождению наличных денег, общая политическая и экономическая нестабильность. Это все делает криптовалюты альтернативной денежной системой. Забавно, что ценность (не только рыночная цена) такой системы, как и в классической экономике, растет пропорционально квадрату количества участников. Получается, новые участники (в отличие от пузыря доткомов или тюльпаномании) не только взвинчивают цену дефицитного актива, но и дают реальный прирост ценности. А деньги, инвестированные ими в криптоэкономику, по большей части уходят в развитие инфраструктуры такой экономики.

На мой взгляд, пока спекулятивные пузыри есть только в отдельных секторах криптоэкономики; в целом она перегрета, но не раздута до пузыря. А вот в тематике ICO, например, я бы всерьез опасался пузырной составляющей, там она сейчас высока.

Расскажите подробнее об ICO. Это новый этап в развитии crowdfunding или «сумасшедшие деньги»?

Это – адская смесь шальных денег, огромных перспектив, серьезных амбиций и авантюры. ICО – это, безусловно, интересная, но, скорее всего, не долгосрочная веха в развитии crowdinvesting’a. Идея простого и удобного способа привлечения средств от широкого круга инвесторов – не новая, но это – лучшая на сегодня реализация такой задумки. К сожалению, мы уже знаем, чем заканчивается нерегулируемый рынок инвест-сделок на примере неподтверждаемых облигаций и векселей, нерегулируемого форекса и безнаказанных пирамидчиков. Я вижу три варианта развития.

  1. ICО экосистема создаст принципиально новые механизмы оценки и отсева стартапов, более эффективные, чем в классическом венчурном инвестировании.
  2. Классические «оффлайновые» регуляторы предложат правила игры, и сообщество примет их – это уже происходит.
  3. Регуляторы запретят неконтролируемые/неаудируемые ICO, и рынок уйдет в подполье и станет серой зоной.

Какой объем рынка криптовалют в Украине? Какое место в мире занимает наша страна?

Из-за того, что исторически криптоэнтузиасты не особо публичны, а любой парень в майке может быть криптомиллионером, оценить это весьма сложно. Но у нас – одно из сильнейших сообществ экспертов темы. Лидер производства чипов для майнинга – компания Bitfury имеет украинские корни, и многие профильные стартапы управляются именно из Киева. Поэтому я после 16 лет в сытой и стабильной Германии переехал в Киев и собираю команду именно здесь.

Ваши прогнозы на ближайшие 5-10 лет по биткоину и другим криптовалютам.

Я считаю, что настоящий прорыв еще впереди, и не уверен, что сегодняшние лидеры по капитализации сохранят лидерские позиции долгосрочно. Но из существующей системы точно родится что-то прорывное. Быть глубоко погруженным в тему криптовалют – лучший способ не пропустить эту революцию. Я не люблю прогнозы и не верю в них. Мой единственный прогноз в том, что криптоэкономика и криптовалюты как класс и как технология серьезно перекроят ландшафт финансовой системы, и те, кто будут стоять у истоков новой парадигмы, имеют все шансы войти в историю или захватить экспоненциальный рост своих активов – тут уж кому что важнее.

Текст Виктор Рябоконь