kukhar5

Украину ждет рост в ближайшее время – Кухар

Украина обречена на восстановительный рост. Это – закон экономики. Несмотря на бездействие правительства в области реформ и борьбы с коррупцией, 25 лет новейшей истории Украины показывают, что экономика страны развивается и падает не по тем причинам, по которым принято считать.

Пиковых значений в росте страна достигла с 2000 по 2008 года – в период второго срока Леонида Кучмы и первого – Виктора Ющенко. Вряд ли кто-то из политологов с симпатией относится к этим президентам и скажет, что при них активно проводились реформы и боролись с коррупцией. Но за этот период долларовый ВВП Украины увеличился почти в 6 раз или на 700%: страна развивалась более высокими темпами, чем Китай и любая другая держава Восточной Европы. Чтобы понять, как можно вернуть былой успех, мы должны разобраться в истории.

О макроэкономическом прогнозе

Показатель долларового ВВП Украины неразрывно связан с мировыми циклами спадов и подъемов цен на сырье. Экономисты используют эти данные для своих прогнозов. Мы пошли чуть дальше и сделали предположение, что в долларовом ВВП с мировыми ценами на сырье коррелируется не только та его часть, которая зависит от сырьевого сектора, но и вся экономика в целом.

Таким образом, нами была обнаружена взаимосвязь, как изменяется структура экономики и поведение ее основных субъектов в периоды роста и падения. Например, в период падения – весь ритейл по максимуму уходит в кэш, замирает деловая активность, прекращаются выплаты по счетам, население спешит в банки за вкладами, начинается турбулентность по курсу, которую Нацбанк останавливает интервенциями или административными мерами на покупку валюты.

Также мы обнаружили взаимосвязь между притоком валюты в страну и темпами роста экономики и вычислили его основную составляющую – значение долларовой инфляции – соотношение долларовой массы и цен на товары и услуги внутри нашей страны тоже имеют свою прямую взаимосвязь. В конечном итоге, нам удалось рассчитать индикатор долларового ВВП – он имеет четкую корреляцию с двумя экономическими циклами, которые мы уже пережили. За 25 лет – три подъема, три спада. Сейчас наша страна находится в начале 4-го цикла подъема, то есть экономика оттолкнулась от дна. Спор в нашей профессиональной среде (есть пессимисты, которые говорят, что опять будет дефолт) сводится к темпам восстановительного роста. Поэтому я утверждаю, что рост будет, несмотря на действия или бездействие правительства в сферах реформ и борьбы с коррупцией.

О росте ВВП

Мы, как и МВФ, ожидаем в ближайшие 5 лет рост долларового эквивалента ВВП на 9%-12% каждый год и рост реального ВВП (физических объемов производства) – на ближайший год в 2,6%. Это произойдет, даже если все пойдет по базовому сценарию МВФ, предполагающему стагнацию мировой экономики и, соответственно, сырьевых рынков.

kuhar1

Сейчас американские и европейские экономисты по-разному видят перспективы развития мировой экономики на ближайшие 5 лет. И поэтому прогнозы большинства аналитиков инвестбанков США разнятся с прогнозами, которые дают коллеги из европейского Центробанка и некоторых европейских исследовательских организаций. Американцы с ними спорят, а мы только можем с интересом наблюдать за этим процессом.  Наиболее четкий индикатор – если цена на нефть поднимется до $80-100 за баррель.

Американцы считают, что мировая экономика будет находиться в медленной, но не сползающей рецессии на ближайшие 4-5 лет и в значении от 0 до 0,5% роста. И даже в этих условиях Украина будет приращивать 10% долларового ВВП по сложным процентам в течение 5 лет. Поэтому мы ожидаем, что наш долларовый ВВП откорректируется до значения $130 млрд с нынешнего значения $89 млрд к концу 2021 г. (см. рис. 2). Если же правы окажутся европейцы, которые ожидают более динамичного роста мировой экономики, мы можем нарастить свой долларовый ВВП и до $150 млрд к 2021 году.

kuhar2

О курсе валют и банках

Я как макроэкономист не ожидаю, что в ближайшие два года мы достигнем значения 30 грн. за доллар (см. рис. 3). Я считаю, что резервы и платежный календарь позволяют НБУ держать курс гривны ровным. Таким образом, страна могла бы конверсировать достаточно высокую инфляцию: с 43 пунктов пригасить до стабильных 15 – это был бы подвиг со стороны Нацбанка и правительства. Есть планы, чтобы инфляция стала однозначным числом. В этом году они уже не сбудутся и, похоже, что и в 2018 г. тоже, потому что правительство не может это проконтролировать. Оно может устанавливать цены на розничные товары, на тарифы, на хлеб, но индекс цен производителей устанавливается на продукцию в соответствии с рынком. И с этим ничего нельзя поделать.

kuhar3

Дорожают кредиты, денег становится неразумно больше, цены растут. Мы ожидаем усиление инфляции до конца этого года, она может составить от 16% до 18%.  Возможно, нас ждет даже 20%-ная инфляция. Это – серьезный фактор, который, как и вся макроэкономика, играет и в плюс, и в минус. Возможно, за счет инфляции долларового ВВП темпы роста будут выше, долларовые зарплаты возрастут. Но это затянет период высоких процентных ставок, которые сами по себе должны дополнительно стимулировать экономический рост за счет кредита. Экономика растет не только без помощи правительства, но и практически без помощи отечественной банковской системы.

О доступности кредитов

Все понимают, что 27% годовых в гривне – это бред. Мало отраслей экономики, которые даже в краткосрочные периоды способны выплачивать кредиты по этим ставкам. Поэтому максимально понизить ставки, сделать кредиты доступными – это одна из центральных задач финансовых властей периода становления. Но в этом я – пессимист, потому что при высокой инфляции этого никому сделать не удастся. Тромб, который остался в банках после 2014 г., – огромен. Сам по себе он не рассосется. Как показывает практика, если ничего не делать, то банки будут один за другим падать, пока в стране их не останется 4-5. К моему сожалению, центральный банк проводит такую тактику.

Как это лечится? В США в 2009 г. напечатали примерно $2-3 трлн и через план Полсона выкупили токсичные активы из банковской системы. Потом через другие монетарные инструменты возвратили лишние деньги из оборота, чтобы не было инфляции. А другие страны становятся на колени и просят у МВФ еще один кредит.

В Украине нет такой организации, которая прокредитует Нацбанк. У нас банк – это кредитор в последней инстанции. Конечно, можно взять деньги из бюджета, максимум $2 млрд, а нужно $20 млрд. В Украине просто нет столько свободных денег. Но они есть на руках у населения, которому нужно взамен предложить такой финансовый инструмент, который будет иметь международную гарантию.

Но, в целом, рост Украины все равно будет. Через пару лет каждый из нас будет богаче, чем сегодня. Спор сейчас идет лишь о том, насколько нам будет лучше. Потому что восстановление могло бы быть стремительнее.

О налоговой реформе

Я имел честь принимать участие в разработке проекта 3357 или либерального налогового кодекса Южаниной. Согласно проекту, предлагалось ввести 10% подоходного налога для всей страны. Тут же деньги возникли бы в банковской системе, и увеличилась бы уплата налогов. Еще одно предложение – снизить с 42% до 22% фонд потребления – те налоги, которые платят работодатели в пенсионный фонд и др. Это было сделано. Следующее – сократить НДС до 15% .Этого не было сделано. И последний пункт – налог на прибыль, который мы предлагали заменить налогом на выведенную прибыль. Ставка даже не важна, она составила бы от 0% до 15%. Там было много оговорок, много стимулов с нормальной амортизацией. Сейчас этот осколок налоговой реформы продолжают продвигать через нынешний состав парламента. Надеюсь, все получится.

И последнее – это детенизация системы оплаты труда, которая достигается очень просто. Есть простые расчеты, которые показывают, что при десятипроцентной плоской шкале экономика взлетает как птица. Люди бы перестали бояться хранить в банках деньги, декларировать доходы. Это бы побороло серый сектор малого бизнеса. При  таком раскладе исчезает разница между стоимостью наличных и безналичных денег, потому что в этом нет смысла.

У нас огромное количество физлиц, которым платят зарплату в конвертах. Когда стоимость конверта будет отличаться на 10%, у работодателей не будет проблемы перейти на оплату в «белую». И это даст огромный эффект.

Даже если ни одна из реформ не будет реализована – земельная, налоговая – все равно это не остановит движение нашей экономики вверх. Потому что внутренние силы, резервы теневого сектора громадны. И сейчас, почувствовав второй год финансовую стабильность, экономика сама себя вылечит.

О тенденциях экономики

Важно, в какую сторону пойдет развитие мировой экономики. От этого зависит рост или падение нашего экспорта. В Украине достаточно открытая экономика. У нас 55% ВВП зарабатывается за счет экспорта. Это – опасный показатель, потому что мы падаем, когда падает мировая экономика. Но это и показатель, которым гордятся страны большой семерки. Считается, что экономика тем здоровее в мировой конкуренции, чем больше она может создать спрос на свои товары.

Радует, что у нас есть качественные статьи в торговом балансе. Например, в Украине чистый экспорт программного обеспечения. Это – самая здоровая, самая экологически чистая часть ВВП. После распада СССР доля программного обеспечения в ВВП Украины была на нуле. Со временем мы начали производить программное обеспечение и продавать его на экспорт. За последние пять лет его доля выросла в 1,5-2 раза в год, и мы уже близки к значению в $2 млрд, и по этому показателю входим в ТОП-20 стран на планете, опережая некоторые европейские страны. Это говорит о здоровых тенденциях в нашей экономике. Хотя наш экспорт еще в значительной мере сырьевой (если считать металлопрокат сырьем), и пока мы еще не так здоровы, как Китай или США, но качественная структура улучшается.

Одна из наших главных фундаментальных проблем вследствие кризиса – падение зарплаты в стране с $450 до $210. Но это же является и нашим экономическим преимуществом на ближайшие пять лет. Потому что в Китае в промышленности средняя зарплата $700, а в Украине – $210. Когда-то Китай взлетел из-за того, что туда было выгодно переносить все производства, и он имел десятилетие роста за счет этого. А теперь Украина – такой же Китай, где выгодно производить все, что бы вы ни начали. Плюс у нас общая граница с Евросоюзом. Это – не Шелковый путь через всю Евразию. Украина имеет то, что Китай не получит никогда, это – зона свободной торговли с ЕС. Поэтому или наши предприниматели создадут аутсорсинговые компании и начнут производить все – от одежды до компьютеров для стран золотого миллиарда, – или европейские и американские инвесторы поймут это раньше и откроют у нас производства, получив сверхмаржу первых пяти лет работы предприятий.

Но, в любом случае, для Украины от этого будет только выгода. Мы обречены на успех. Только правительство может затягивать эти процессы или способствовать им. И я не знаю, что в Украине должно произойти, чтобы остановить экономический рост в ближайшие два-три года.

О фондовом рынке

Украина сейчас входит в зону экономического роста, таким образом, начинается долларовая инфляция. Сейчас не выгодно хранить деньги ни в долларах, ни в гривнах у себя дома. Их необходимо инвестировать в активы, которые приносят доходы. К сожалению, рынок ценных бумаг в Украине так и не возник. Это – наша большая печаль. Потому что это – еще один драйвер роста, который мог бы сработать. Но, ввиду некомпетентности тех, кто за это отвечает, это не сработало. Возможно, чиновники и не должны строить фондовый рынок. В США в начале XIX в. никто не ждал от федерального правительства, что они построят Уолл- стрит. Его построили сами американские банкиры и предприниматели, потому что он им понадобился для привлечения инвестиций. Там до сих пор ни одна акция не принадлежит государству – ему никто их не продаст. Потому что это – хорошее, прибыльное предприятие с двухсотлетней историей, и оно будет всегда необходимо как инфраструктурный объект.

Украина за 25 лет так и построила фондовый рынок. Я очень надеюсь, что когда-то это произойдет. Причина тому – налоговая система, которая способствует уходу в тень, а не привлечению инвестиций через фондовый рынок. Предположим, это не может поменяться. Сейчас рост недвижимости будет опережать рост экономики. Потому что это – первое, во что я рекомендую инвестировать в период девальвации, – когда никто не ожидает резкого обесценивания гривны.

Михаил Кухар, экономист IMF Group, преподаватель Бизнес-школы МИМ