naiman2017

Украина покажет рост, если не начнется очередной мировой кризис

Эрик Найман – известный финансовый аналитик, трейдер, инвестор, писатель, управляющий партнер компании The Capital Times. Эксперт регулярно озвучивает экономические прогнозы, которые в большинстве случаев оправдываются. В интервью для Strategic Business Review Эрик рассказал, что, по его мнению, ожидает Украину в ближайшем будущем, какие глобальные тренды несут угрозу для нашей экономики, и что нужно делать, чтобы ВВП нашей страны стабильно увеличивался.

 

Эрик, в конце минувшего года вы традиционно озвучивали 3 экономических сценария для Украины в 2017 году. Самая большая вероятность была у сценария – стагнация. Изменился ли ваш прогноз на год с учетом новых данных?

Стагнация пока продолжается. Если в стране будут проведены земельная и пенсионная реформы, тогда Украина перейдет к сценарию экономического роста. Если же эти реформы проведены не будут, тогда у нас сохранится стагнация.

Ожидается ли улучшение бизнес-климата в Украине?

Такие ожидания есть. Это связано опять-таки с земельной и пенсионной реформами, которые должны быть приняты летом. Я думаю, не позднее июля.

Какой курс валют вы предполагаете к концу этого года?

Пока базовый сценарий – 29 грн/долл. на конец года. Если будет принята земельная и пенсионная реформы, то, может, будет лучше – 27 грн/долл. Если же реформы не будут приняты, и в мире начнется экономический кризис, в Америке или Китае, то курс может оказаться намного выше 35 грн/долл.

В чем лучше сейчас хранить свой капитал?

У кого мало денег, например, $10 тыс. – для них альтернативы депозитам пока нет. У кого же $100-200 тыс., они уже могут посмотреть на ОВГЗ (Облигации внутреннего государственного займа, – ред.), они дают более высокую доходность, так как по ним нет личного подоходного налога. В недвижимость инвестировать с целью спекулирования пока рано. У кого миллионы долларов, тут уже можно брать на небольшой объем и золото. Можно рассматривать иностранные рынки. В первую очередь, я бы отметил еврооблигации украинских госбанков и агрокомпаний, а также акции ведущих американских компаний, которые находятся на острие современной технологической революции. А у кого десятки миллионов долларов, тут возникает реальный бизнес. Огромный выбор понятных и подконтрольных инвестиций с привлекательной доходностью.

Ожидаете ли вы либерализации налоговой системы? Будет ли ориентация на малый и средний бизнес, а не только на крупный?

К сожалению, больших налоговых послаблений я не ожидаю, потому что против них выступает МВФ. МВФ хочет ограничить или вообще отменить систему единоналожников, которой, в основном, пользуется малый и средний бизнес. Поэтому я бы на месте бизнеса особо не надеялся на какие-либо льготы, понимая, что МВФ выступает против. Но, с другой стороны, правительство активно думает над тем, как смягчить налоговый климат.

По вашему мнению, какая налоговая реформа нужна стране?

Идеальная налоговая реформа – превратить Украину в офшор. То есть, с минимальным налогообложением. Для всего бизнеса: малого, среднего, крупного. Но об этом можно фантазировать.

Какой, на ваш взгляд, должен быть рост ВВП в Украине, чтобы догнать Польшу?

Рост в Украине должен быть не менее 10% в год в течение 10 лет. Потому что нужно понимать, что Польша тоже на месте стоять не будет. У нас на ближайшие два года мечтают о росте ВВП в 4-5%. Реально пока – 2-3%. С таким темпом мы сохраним свое отставание и хроническую бедность. Но Украина имеет шансы перейти к ультрабыстрым темпам роста, учитывая низкую базу. Мы стартуем с очень низкой базы, поэтому мы можем вырасти очень быстро.

Мы – страна с сырьевой экономикой. Тем не менее, есть ли у нас предприятия, которые производят товары с высокой добавленной стоимостью?

Такие предприятия есть. Они, конечно же, не олигархические. Это – предприятия новой экономики, которые создали люди с нуля, а не по приватизации. Просто им немного мешает система, сложившаяся в государстве, – судебная, налоговая. Шлейф СССР и сложности этапа перехода к свободной рыночной экономике мешают развитию новой экономики. Но такие предприятия и люди есть. Так, в Луцке предприятие «Модерн Экспо» производит торговое оборудование, которое с успехом продает на экспорт, в том числе, в Германию.

В каких реформах нуждается наша страна?

Ключевой реформой должна быть – судебная. Все должны быть равны перед законом. Закон никто не имеет права нарушать. Ни президент, ни министры, ни начальник налоговой службы, ни кто-либо еще. То есть, как только все, и люди, и бизнес, поймут, что они равны перед законом, все начнут жить по закону. Потому что, когда перед тобой яркие примеры, вот человек нарушает закон, тогда все остальные, конечно же, копируют эти правила. Например, когда президент не подписывает законы, которые должен подписать, и они должны вступить в силу через тридцать дней, но этого не происходит, это – не правовое государство. Так не должно быть. Пусть кто-то подскажет президенту, такую «мелочь» надо соблюдать. Дьявол кроется в деталях. Из этих вот мелочей возникает и мусор на улицах, и прочие неприятности, которые мы видим в повседневной жизни.

Кроме судебной реформы нужно резко, в разы, сократить количество административного персонала, чиновников. Перенаправить этих людей, переучить, отправить в реальную экономику, где дефицит рабочей силы. В Украине спокойно можно уволить от 500 тыс. до 1 млн чиновников. От этого не пострадает государственная система. Наоборот, она станет лучше, более эффективной. С другой стороны, экономика получит людей, которые будут создавать добавленную стоимость, а не перераспределять ее. Пока же этого нет. Вот когда я увижу, что было уволено от пятисот тысяч до миллиона чиновников, тогда скажу, что была проведена административная реформа, а не ее имитация.

Нужно провести реформу государственного управления госпредприятиями. Приватизировать все, что можно приватизировать. Понятно, что это не касается атомной энергетики или режимных объектов. Все, что не режимное, должно быть продано. Все, что режимное, должно иметь общественный контроль и прозрачность над финансами. Скажем, система Prozorro должна использоваться всеми предприятиями для всех закупок, это как минимум. Необходимо только продолжить реформы в этом направлении.

Делается ли что-то в этом направлении сейчас?

Мы видим работу Prozorro, видим эпизодические ростки борьбы с коррупцией. НАБУ, в принципе, работает. Кто-то может говорить, что им не хватает независимости. Но хорошо, что это хотя бы вот так работает. Изменения есть. Пока их недостаточно для коренного перелома системы, но Запад нам помогает. В качестве примера таких изменений после реформ, можно привести Грузию. Хотя и им не все удалось. Все-таки экономический потенциал Грузии гораздо слабее, чем Украины. Нам бы скорость грузинских реформ, у нас бы уже все было гораздо лучше и проще. В Румынии достаточно успешно побороли коррупцию на бытовом уровне. Но там им помог Европейский союз. Внедрил европейские правила игры. США 70-х годов тоже были достаточно коррумпированной страной. И там сумели провести реформы. В Европе практически все страны, в той или иной мере, находились в сложной ситуации. Просто кто-то находился в такой ситуации 200 лет назад, кто-то 50 лет, а кто-то 10 лет назад. В Азии также есть примеры, тот же Сингапур.

Но, мы не можем взять и просто скопировать чужую историю успеха. Потому что истории разные, и мы другие. Разные бизнес-системы, другое физическое окружение. Поэтому мы можем брать отдельные элементы и их внедрять. И во многом сейчас Украине проще, потому что мы знаем, где что сработало, а что нет. Сейчас есть новые технологии. Если раньше провести реформу было сложно из-за отсутствия интернета и IT-технологий, то сейчас все можно сделать абсолютно прозрачным – любой платеж любого госпредприятия. Эта система существует, и можно многое отслеживать. Просто не хватает еще другой части – системы наказания за неправомерные действия. А безнаказанность порождает безответственность и системные проблемы на государственном уровне.

Какие ваши прогнозы насчет прихода внешних инвестиций в Украину в этом году?

Если будет принята земельная реформа, то в Украину зайдет очень много денег. Я думаю $4-5 млрд, как минимум. Если не будет реформ, инвестиции будут «копеечными».

Заходили ли крупные инвесторы в этом году? Какие отрасли их интересуют?

Заходят, но пока больше присматриваются. Отрасли для инвестирования – традиционные. Аграрная, в первую очередь. В IT – особо нет. Потому что тут активов нет. Людей покупать – это не инвестиция. Инвесторов интересуют различные инфраструктурные проекты – от энергетики до портов, элеваторов. Две, по сути, отрасли – аграрная и инфраструктурная. И третья – коммерческая недвижимость.

Влияют ли события на востоке на то, что к нам не заходят инвестиции?

События на Донбассе перешли в замороженную стадию. И это не пугает иностранных инвесторов. Потому что мы видим примеры такого замороженного конфликта в Молдавии, в Грузии, на Кипре. В мире, на самом деле, очень много замороженных конфликтов. Но это не мешает инвестировать в успешные страны. Конечно, в Северную Осетию, в Приднестровье деньги не пойдут. В так называемые ЛНР и ДНР деньги тоже не пойдут. А вот в Украину могут пойти.

Куда бы вы рекомендовали инвестировать украинскому бизнесу?

Во-первых, во все, что связанно с экспортом. Украина должна думать постоянно о наращивании экспорта всего: от услуг (IT, здравоохранения и образования) до экспорта товаров. Украина так станет богаче.

Второе – инвестиции в бизнес-технологии, в бизнес-процессы, в персонал. Чтобы повышать производительность труда сотрудников, заглядывая вперед, мы должны думать, что мы будем продавать не завтра, а уже послезавтра. А это – роботы, искусственный интеллект и все технологии, которые с этим связаны. Отдельная область инвестиций – в новые материалы.

Производя и продавая пшеницу, надо думать, что будем продавать после пшеницы или из пшеницы. Или сопутствуя этой пшенице. На самом деле, бизнесмены постоянно об этом думают. И очень часто что-то мешает. Иногда – отсутствие денег. Потому что кредитование у нас пока еще не запустилось. Кредиты очень дорогие. Мы проигрываем конкуренцию по кредитованию. Мешают административно, плюс отсутствие защиты прав инвесторов. Если начинаешь инвестировать в серьезные активы, где гарантия, что их не придут и не отберут. Пока такой гарантии никто дать не может, а это нужно изменить. Бизнес готов инвестировать, иностранцы готовы инвестировать, украинцы готовы инвестировать.

Наверное, еще не хватает государственной стратегии. Она должна исходить от президента, от Кабмина. Некая экономическая программа, какой они видят Украину через 5, 10, 20 лет. Какие сектора экономики они будут стимулировать, поддерживать.

Какими проектами вы сейчас занимаетесь, что вам интересно?

Нам интересны роботы и искусственный интеллект, в первую очередь. А в реальном бизнесе – это все, что связано с аграрной сферой и инфраструктурой.

Что вы думаете по поводу развития украинского фондового рынка?

Украинский фондовый рынок и рынок акций получит второе дыхание, когда на рынок выйдут компании не приватизационные. Потому что сейчас у нас торгуются все старые компании, созданные еще при Советском Союзе. Вот когда на рынок выйдут новые акции, рынок получит второе дыхание. А самое главное, интерес к рынку акций появляется, когда резко падают депозитные ставки. Когда в гривне они упадут ниже 12%, тогда у внутренних инвесторов появится интерес к рынку акций. Потому что пока у кого есть деньги, он может купить акции украинских компаний «Кернел» или МХП на западных биржах. Им не нужен украинский рынок акций. Непонятный, сложный и неликвидный.

Нужно ли нам создавать хедж-фонды?

Инфраструктура взаимных фондов у нас существует. Просто без возможности инвестировать за рубеж они обречены влачить жалкое существование и обслуживать узкие интересы крупных бизнесменов. Для нормального развития взаимных фондов они должны иметь возможность инвестировать за рубежом, как это делают во всем мире. У нас сейчас все это зарегулировано. Боятся оттока капитала. Это традиционно, власти сами инвестируют за рубеж, а другим не дают.

Какие глобальные тренды могут повлиять на экономическую ситуацию в стране?

Первое, за чем надо следить, – это угроза глобального экономического кризиса. Если кризис наступит в США или Китае, то нас накроет этой волной не позднее, чем через три месяца. И второе, это – технологическая революция. Весь мир в ней участвует. Только мы участвуем в ней «бочком» – слишком мало.

Предпосылки для кризиса всегда есть. Вопрос, что выступит триггером, последней бабочкой, которая взорвет мировую экономику. Я думаю, что не позднее, чем через пару лет, кризис будет. Может, он начнется в этом году, может в 2018. Но, не позднее 2019 г.

Из-за чего он может возникнуть?

В Китае это – просто гигантская кредитная пирамида. В США тоже очень большие долги, и эффективность экономики под вопросом. Они все-таки не решили фундаментальную проблему, которая и породила изначально предыдущий кризис: это расслоение общества. Когда деньги находятся у богатых людей, у небольшой кучки, а основная масса населения влачит бедное существование. Более 45 млн американцев получают талоны на бесплатное питание, за счет которого и существуют. А это очень большая доля населения. А больше половины американцев не имеют сбережений. И их увольнение ведет к автоматическому обнищанию – потере домов, автомобилей. Американцы живут в кредит. Поэтому любые экономические проблемы для них очень чувствительны. И любое ослабление экономики будет очень болезненным. Если украинцы даже троекратную девальвацию пережили достаточно спокойно, да, неприятно, но не смертельно. То американцы такой масштаб бедствия физически не смогут пережить.

Кризис – это новые возможности. Как на нем можно заработать?

Если вы вошли в кризис с деньгами, у вас есть шикарные возможности купить дешево. Если вы вошли в кризис без денег, у вас возможности тоже есть, но вы их не сможете реализовать. Они мимо вас прошли, и все. Если у вас есть мозги, но нет денег, тогда найдете того, у кого есть деньги, но нет мозгов, и объедините свои усилия – заработает и тот человек, и вы.

Верите ли вы в Украину?

Да, пока я еще здесь живу. Очень часто в истории бывало, что страны переживали глубочайший кризис, но в течение следующих нескольких лет показывали феноменальный рост. У Украины такой шанс есть. Надеюсь, что в ближайшие годы Китай и США не подложат нам свинью со своим кризисом и не подрежут нам крылья на взлете.

Какое наставление вы могли бы дать украинскому бизнесу?

Действовать, не ожидая никаких подачек от государства. Ориентироваться на экспорт. Предпринимать любые меры по повышению производительности труда. Потому что сейчас низкая производительность труда – это бич и украинской, и мировой экономики.

ТЕКСТ Елена Ушакова